Степан Бандера — мифы и реальность

Так получилось, что ключевой фигурой политической истории Украины стал Степан Бандера. Это самый упоминаемый деятель новейшей украинской истории. В расколовшемся украинском обществе есть две версии его биографии.

Для Востока (а равно и для РФ) Бандера глава украинских националистов, террорист и убийца, поддерживающий оккупационный режим в фашистском Рейхскоммиссариате Украина, после войны укрывшийся на Западе, и пытавшейся вести американскую шпионскую и террористически-диверсионную деятельность на территории СССР. За что устранен в 1959 году.

Для львовского Запада Бандера опять же глава украинских националистов, пламенный борец за независимость – сначала с польскими угнетателями, затем с германскими захватчиками и наконец с советскими (или, — будем называть вещи своими именами, — русскими) оккупантами. За что этими оккупантами подло и убит.

На мой взгляд, и та и другая версия далеки от истины. Хотя сами по себе оба мифа имеют право на существование, равно как подобное право на существование имеют сами народы их породившие.

Начнем с того, что Бандера никогда не был главой организации украинских националистов. Главой ОУН (а до её учреждения — УВО: Украинской Войсковой Организации) был Евгений Коновалец, прошедший мировую войну прапорщик австро-венгерской армии. После его убийства в 1938 году, ОУН возглавил Андрей Мельник, тоже австриец с опытом первой мировой и затем гражданской войны. Эти люди были почти на 20 лет старше Бандеры, сам Бандера на их фоне выглядел комсомольским активистом. Таким активистом он и был на самом деле.

Андрей Мельник

Максимальная должность Бандеры в ОУН это руководитель краковской организации, то есть вхождение даже не во второй, а в третий эшелон управления. И на этой должности он пробыл недолго.

Нет Бандеры и среди органов незалежной Украины периода гитлеровской оккупации.

5 октября 1941 года в Киеве был создан Украинский Национальный Совет по инициативе Мельника и под руководством киевского профессора Николая Величковского. В составе этого украинского протоправительства Бандере места не нашлось.

Аналогичный орган был создан в дистрикте Галиции — украинской части польского генерал-губернаторства. Его возглавлял доцент краковского университета Владимир Кубийович. Бандеры там тоже не было.

Не был Бандера и партийным идеологом, вроде большевистского Бухарина или хотя бы «золотым пером», как большевик и земляк Бандеры Карл Радек.

Наоборот, культурный уровень Бандеры достаточно низок. В школу он пошёл только в возрасте 10 лет, потом пытался выучиться на агронома, но что-то не пошло.

Польские пионеры, то бишь скауты. Крайний справа – Бандера.

Может быть, это какая-то пламенная чегевара, оставившая за собой много революционных «деяний»? Тоже нет. Во время учёбы в школе ему очень нравилась секретарская комсомольская работа – собрания, зарницы, чтение скаутской литературы. Будучи студентом, он несколько раз арестовывался – в основном за контрабанду националистической литературы.

Справа Бандера со скаутскими поощрительными значками. Хорошо узнаваемый тип школьного «отличника». Всегда рассказывается, что в детстве для авторитета Степан Андреевич душил кошек на глазах восторженных одноклассников. Ох, не вспоминают об этом бравые душители. Рассказывают затюканные зубрилы, натерпевшиеся подзатыльников от школьных хулиганов.

Потом его арестовали по чужому делу и навесили пожизненное заключение. В июне 1934 года украинский националист Григорий Мацейко убивает министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Убийце удается скрыться за границу, и взбешенное польское правительство навешивает организацию убийства на подвернувшихся активистов ОУН. Ответственными назначаются 12 человек, в том числе арестованный за день до убийства Бандера (по очередному пустяковому делу – контрабанда украинской литературы через чехословацкую границу). Терпила в конце концов во всём «сознается», и на него тут же навешивают ещё два убийства – профессора и студента львовского университета, произошедшие ЧЕРЕЗ ПОЛТОРА ГОДА ПОСЛЕ ЕГО АРЕСТА. Терпила соглашается и с этим обвинением, и получает пожизненное заключение.

Вот и вся «террористическая деятельность» Бандеры до 1939 года — перевозил книжки, писал статейки в областнической прессе, организовывал страшные бойкоты: не покупать в местных лавках польской водки и сигарет. И подписался на три убийства, которых не совершал, и совершить НЕ МОГ.

Откуда же появился Бандера, и почему его имя стало так популярным?

В момент сталинско-гитлеровского раздела Польши Бандера сидит в тюрьме Брестской крепости и, следовательно, попадает в советскую зону оккупации. Считается, что тюрьму он покинул в период пересменка, за несколько дней до прихода советских войск. Это вполне возможно. Но вот дальше… дальше утверждается, что Бандере удается какое-то время скрываться, переехать в советский же Львов, провести совещания с товарищами по партии, а затем благополучно пересечь германо-советскую границу. Вдоль которой по всему фронту стоят боевые дивизии, а в тылу орудуют спецгруппы НКВД. Более того, это же удается его брату, до этого содержащемуся в польском концлагере в Берёзе-Картузской. Хотя считается, что у этого лагеря пересменка вообще не было, и его заняли советские войска.

Нетрудно заметить, что чудесное освобождение и переход братьев Бандеров через границу как две капли повторяет столь же чудесный побег из лагеря и переход границы братьев Солоневичей. Правда к Солоневичу потом ещё в эмиграции жена присоединилась. Вы будете смеяться, но через несколько месяцев холостой Степан Бандера женится на девушке, в 1939 году тоже сидевшей во львовской тюрьме и тоже чудесно спасшейся. Следует также отметить, что и Солоневич, и Бандера сидели как раз за неудачный переход границы. Из дома у них пересечь границу не получилось. А из тюрьмы — получилось. Оказалось, что это гораздо легче.

В апреле 1940 года Бандера, почему-то, подобно Ленину в 1917 году, не нуждающийся в деньгах, едет в Италию, где встречается с главой ОУН Мельником. Опять же подобно Ленину, Бандера огорошивает почтенного главу украинских националистов «апрельскими тезисами»: нечего ориентироваться на Германию, надо на оккупированной вермахтом территории создавать вооружённое подполье и ждать часа икс для поднятия всеукраинского восстания. Напомню, что это говорилось в ситуации, когда в оккупационной зоне Германии не было украинского населения вообще. Только отдельные эмигранты в количестве нескольких тысяч человек. Ситуация была настолько бредовой, что Мельник приказал заняться биографией талантливого агронома главе контрразведки ОУН Ярославу Барановскому. На что Бандера заявил, что Барановский доказанный польский шпион и его надо убить (и действительно, в 1943 году он был убит бандеровцами). Барановский (кстати, доктор права Пражского университета) вполне мог работать на польскую разведку. Почему нет? Вопрос, как об этом мог знать Бандера и откуда у него взялись доказательства подобного обвинения.

В официальной истории ОУН принято считать что организация с этого времени, подобно РСДРП, раскололась на ОУН(м) и ОУН(б) (меньшевики-мельниковцы и большевики-бандеровцы). Но эта аналогия неверна. ОУН была до того и осталась после того под руководством Мельника. А Бандера создал крикливую и непонятно кем финансируемую организацию, присвоившую себе чужое имя и имеющую в своём составе исключительно выходцев из одного района Украины.

Вплоть до 22 июня 1941 года Бандера вёл раскольническую агитацию против Организации украинских националистов и, несмотря на предупреждения Мельника, направлял подпольные группы на территорию УССР. Группы естественно сразу же выявлялись и бросались в тюрьмы НКВД, но (о чудо!) после 22 июня некоторые соратники Бандеры из сталинских тюрем «бежали» и перешли линию фронта. Яркий пример – Дмитрий Клячкивский. В сентябре 1940 он арестовывается НКВД как немецкий шпион, но в июле 1941 года «бежит» из сталинской тюрьмы и затем (внимание!) возглавляет службу безопасности военной организации ОУН(б)– «Украинской Повстанческой Армии».

Теперь что произошло после 22 июня. С начала 1941 года немцы формировали из украинцев, имевших опыт службы в польской армии, спецбатальон «Нахтигаль». Это было не политическое, а чисто военное (военно-диверсионное) подразделение, призванное решать тактические задачи (минирование в тылу противника, уничтожение средств связи и т.д.). Комплектация «Нахтигаля» бандеровцами прошла явочным порядком, они просто записывались как украинцы-добровольцы. Реальная поддержка на немецких верхах тогда была у мельниковцев, они сформировали несколько боевых частей на словацкой границе.

29-30 июня «Нахтигаль» оказался во Львове, в это же время туда прибыли бандеровские эмиссары. Они стали уничтожать евреев (нарочито бессмысленно, чтобы окончательно опорочить немцев перед США – например, профессоров математики из львовского университета) и провозгласили создание независимой Украинской республики, а также украинского правительства и украинских вооружённых сил (чтобы перехватить инициативу у немцев и поставить их перед свершившимся фактом). Немцы ошалели от такой наглости, «Нахтигаль» вывели из Львова (вообще не совсем понятно, как он там оказался) и вскоре расформировали. Уже в начале июля Бандеру и его самозваное правительство немцы арестовали. Украинское государство, как и было договорено с почтенным Мельником, было провозглашено в Киеве, через три месяца.

Проблема заключалась в том, что в других населенных пунктах бандеровцы действовали с такой же прытью и им на волне антисталинского энтузиазма населения удалось сформировать ячейки активистов. Немцы с этим считались и вскоре Бандеру выпустили. Но о позитивной работе (в понимании немцев) у Бандеры не было и помину. Опираясь на вооружённые группы активистов, он начал физическое уничтожение мельниковцев.

30 августа в Житомире были застрелены два члена руководства мельниковской ОУН, затем в разных городах было убито ещё несколько десятков человек, а всего бандеровцы вынесли мельниковцам около 600 смертных приговоров. Также начались массовые притеснения польского населения. Уже на этом этапе дело создания самостийной Украины под эгидой Германии было безнадежно сорвано. Вскоре немцы опять посадили Бандеру и направили в концлагерь, там же оказались два его брата (впоследствии убитые лагерной администрацией из поляков).

При этом нельзя сказать, что Бандера ориентировался… ну, например, на Сталина, а Мельник — на Гитлера. В принципе у Мельника никаких разногласий с Бандерой не было, речь шла о тактике и о здравом смысле. Мельник хотел укрепиться с помощью немцев, а при их проигрыше перескочить на перекладных и воссоздать независимое украинское государство. Поэтому в 1944 году немцы его самого посадили в тюрьму.

Здесь позволю себе небольшое отступление.

Как я уже имел честь объяснять в белорусском цикле, история партизанских войн это самая лживая область историографии (после церковной истории). То, что вам 70 лет рассказывают про Ковпака и Пономаренко можете смело забыть. Реальная церковная история и реальная история партизанского движения (это если она ЕСТЬ) с т.з. обывателей должна быть абсолютной фантастикой.

Считается, что партизанское движение в годы войны осуществлялось неким «Центральным партизанским штабом при ставке верховного главнокомандования» под руководством партийного бюрократа и инженера-электрика Пономаренко. Отчасти так и было, но схема не работала. Потому что, чтобы вести партизанскую войну нужно иметь соответствующие кадры и специалистов-руководителей. Их в СССР не было, а методом проб и ошибок такое дело не освоишь. Слишком далеко приходится пробовать и ошибаться, а обратная связь запаздывает на месяцы или её нет совсем.

По всей видимости, действующий сектор диверсионно-партизанской работы (а он, конечно, был) курировался группой зарубежных специалистов, а само партизанское движение разворачивалось на фоне сложных форм кооперации с местными оппозиционерами. Так костяк партизанской группы Дмитрия Медведева состоял из обученных англичанами испанских диверсантов, одетых в форму мельниковцев. В свою очередь мельниковцы использовали одежду советской армии и т.д.

Более того, всё это великолепие прикрывалось германским руководством Украины.

Думаю, все слышали про фашистского изувера гауляйтора Украины Коха, его там вроде партизаны убили или в Нюрнберге повесили. Так вот нет.

Розенберг в Киеве. Крайний справа – Эрих Кох.

После войны Эрих Кох благополучно перебрался в английскую зону оккупации и жил там до лета 1949 года. Хотя вроде бы чела должны были долго и упорно искать, и сделать это было довольно легко — из-за патологически низкого роста. Скорее всего, англичане были прекрасно информированы о его местонахождении, но после афиширования были вынуждены арестовать. Однако сами они его судить не стали, а передали обер-палача СССР. Что же СССР? А ничего – передал гауляйтера… Польше. Очень странно, но ПНР наверно оттянулась по полной. Да нет, сначала ему смертный приговор отсрочили на 10 лет, а затем и вовсе отменили. Помпы никакой не было, на процессе Кох почему-то говорил, что любит СССР, и сделал много полезного. Прожил он в Польше до 90 лет, умер в 1986 году, содержался фактически под домашним арестом. Это, повторяю, один из главных изуверов и после массовых казней главарей третьего рейха.

Как, кстати, звали советские агитаторы украинских коллаборационистов в период войны? Оказывается большей частью никак. «Полицаями». После войны появилось три названия: «мельниковцы», «бандеровцы» и «бульбовцы». Бульбовцы — по имени «Тараса Бульбы», в миру — Тараса Боровца, главы третьей группы украинских националистов, объединенных в «Украинскую народно-революционную армию». (Боровца тоже, в конце концов, посадили в немецкий лагерь, а бандеровцы схватили его жену и убили после чудовищных истязаний.)

«Тарас Бульба» в образе цивилизованного германского офицера.

«Тарас Бульба» в образе командира русского партизанского отряда (обратите внимание на фанерные березки).

А это домашний вид, «в тапочках». Насколько я понимаю, «бульбовцы» и были настоящими полевыми командирами оккупированной Украины.

Постепенно, в 60-70-е годы «мельниковцы» и «бульбовцы» забылись, в советской пропагандистской литературе за всеми самостийниками прочно утвердилось именование бандеровцев. Между тем сам Бандера с сентября 1941 по сентябрь 1944 года находился в концлагере и руководить операциями и вообще принимать участия в ходе дел не мог. (Для сравнения Мельник сидел с февраля по сентябрь 1944, Бульба — с декабря 1943 по сентябрь 1944). В отсутствии Бандеры ОУН(б) руководил Николай Лебедь, который в отличие от Мельника или Бульбы был НА НЕЛЕГАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ, и за его голову немцы назначили награду. Основная деятельность ОУН(б), — довольно незначительная, — заключалась в уничтожении людей Мельника и Бульбы, а также в терроре против польского населения (волынская резня 1943 года).


Дела эмигрантские.

После войны эмигрантская деятельность Бандеры естественно опять свелась к сдаче МГБ забрасываемой американцами агентуры, кроме того сама ОУН(б) раскололась на две части. Отколовшуюся часть возглавил Лев Ребет, который был вскоре убит старобандеровцами. Ответка последовала через два года. Несмотря на то, что Бандера сильно шифровался (даже его дети не знали, что он Бандера, и думали что их папа рядовой бандеровец по фамилии Поппель), ребетовцы его выследили и убили. Как это принято в таких случаях у украинцев, еще через два года на горизонте появился ещё один незалежный националист – Сташинский, и заявил что он лично убил и Ребета и Бандеру… по заданию КГБ. Далее со всеми остановками вплоть до загадочных исчезновений, пластических операций, отравлений полонием и т.д. Недавно украинский спектакль мы все видели на примере Литвиненко-Лугового – тоже с чудесными обретениями потерянных родителей, статьями в жёлтой прессе и польским пшиком в конце.

Что касается ОУН(м), руководимой Мельником, то она наконец слилась с, так сказать, коренным украинским национальным движением – петлюровским правительством в изгнании, подобно полякам дожившим до крушения социализма и совершившим символический акт передачи власти законному правительству Украины в начале 90-х.

Шухевич это младший офицер вспомогательных немецких войск, затем перешедший на нелегальное положение и отстранивший Лебедя от военного руководства ОУН(б). Сейчас пристёгивается националистами к Бендере, потому что тот вообще ни в каком экшене участия не принимал.

Почему же всё-таки символом украинского национализма стали «бандеровцы», а не солидные (и в конце концов более-менее легитимные) «мельниковцы», и не отважные «бульбовцы»? С точки зрения советской пропаганды, как это ни смешно, дело в значимой фамилии. «Бандера» от «банды», «бандеровцы» = «бандитовцы».

Ну и… Подростком я открыл для себя брошюру издательства иностранной литературы «Корейские пословицы и поговорки». Она лежала на полке всегда, а тут я возьми и открой. Первое что я увидел, была поговорка: «Испорченным воздухом громче всего возмущается тот, кто его испортил». Назавтра хохотал весь «шестой бэ», брошюрку зачитали до дыр. А государство это и есть подросток.

Почему Бандеру поднимают на щит сами украинцы, вопрос другой. Причина, конечно, есть и уже серьёзная. ОЧЕНЬ серьёзная.

Источник: http://galkovsky.livejournal.com/235451.html

Порошенко - пора заменить другой куклой
Тактическая авиация России против авиации США - сравнение
comments powered by HyperComments